Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»

22.08.17
СВОЙ КИРОВСКИЙ
городской интернет-портал

Эксперт движения «Голос» - о том, как и почему меняется избирательное законодательство в последние годы, какой смысл «сушить явку» и почему деградируют муниципальные парламенты.

До губернаторских выборов и выборов в Кировскую городскую думу осталось меньше трёх недель. Многие кандидаты уже включились в предвыборную кампанию, а содержание будущих избирательных бюллетеней обрело уже вполне конкретные очертания. Свойкировский поговорил с экспертом движения в защиту прав избирателей «Голос» Денисом Шадриным о специфике нынешних выборов и о том, почему на избирательных участках уже не будет такого количества нарушений, как раньше.

Денис, вам как избирателю и наблюдателю какие выборы интереснее - губернаторские или в городскую думу?
- В городскую думу, конечно. Там хоть какая-то интрига есть. Например, какие итоги будут по партийным спискам, какой результат будет у оппозиционных партий.

Интрига заключается в чём: сколько процентов наберут или кто пройдёт?
- В первую очередь, сколько наберут. Потому что кто пройдёт, благодаря нашей избирательной системе будет непонятно до последнего. И это касается всех партий. Выбрать мы можем одних, а придут совершенно другие. Например, Жириновский идёт номером первым в списке ЛДПР - он что, пойдёт в нашу городскую думу? Нет, конечно. А кто придёт, неизвестно. Это, по большому счёту, выбор кота в мешке. Более того, не секрет, что когда уже идёт распределение мест после голосования, некоторые кандидаты вдруг отказываются от мандата. Это мы могли наблюдать на примере прошлогодних выборов в Законодательное собрание. Когда итоги голосования будут подведены, это ещё не даст понимания, кто именно у нас будет работать в городской думе. По одномандатным округам картину можно будет представить практически сразу, но это половина. А вторая половина будет формироваться так, как партии решат внутри себя.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»


«Подписи надо собирать всем, и парламентским партиям тоже»

Технология «паровозов», когда избиратели голосуют за одних известных кандидатов, а те потом передают мандаты своим менее известным однопартийцам, обкатана уже давно. Но неужели когда в партийный список в гордуму включается сам федеральный лидер партии, избирателям непонятно, что это откровенный блеф?
- Тут есть один момент. Партия может применять эту схему в связи с ужесточением избирательного законодательства. Кого сегодня можно вставлять в агитационные материалы на выборах? Только самих кандидатов. А других лиц - только с их согласия. Когда, например, Жириновский - кандидат, можно во всей агитационной продукции использовать его фотографии. Так проще.

Во многих партийных «тройках» в гордуму есть действующие депутаты ОЗС. Это тоже «паровозы» или им действительно могут быть интересны мандаты муниципальных депутатов?
- Всё будет зависеть от того, какой расклад наметится в городской думе. Может быть и так, что оппозиционных депутатов заинтересует участие в жизни Кирова, если в муниципальном парламенте будет больше шансов повлиять на происходящее. Раньше, когда в ОЗС были Сергей Лузянин, Валерий Туруло, Дмитрий Русских, там ещё теплилась какая-то политическая жизнь. А теперь, когда «Единая Россия» получила абсолютное большинство голосов, обстановка в областном парламенте больше напоминает зачищенное поле. Пока, по крайней мере, есть надежда, что в гордуме будет поживее. Судя по спискам. Но я понимаю, что всё это легко можно отформатировать и сделать так, что победивший кандидат просто не будет депутатом. Он просто откажется от мандата, и никто из избирателей не будет знать, почему.

С другой стороны, «Единая Россия» представила партийную тройку, в которой кандидаты вообще мало известны рядовому избирателю. Чем можно объяснить такую тактику?
- С одной стороны, мне кажется, в партии власти просто решили отказаться от кандидатур, которые всем давно известны, но при этом имеют отрицательный имидж. Лучше выдвигать никому неизвестных кандидатов, о которых можно рассказать всё только хорошее. А с другой стороны, после летней избирательной кампании на участки придёт только заряженный избиратель, которого мобилизовали с помощью административного ресурса, и ему будет всё равно, какие кандидаты в списке.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»
Мы видим, что из девяти партий, подавших свои списки на выборы в гордуму, четыре уже получили отказ в регистрации, и буквально сегодня стало известно, что такая же участь может постигнуть список КПРФ. О чём это говорит?
- По самовыдвиженцам всё ещё хуже. У нас было 11 самовыдвиженцев, из них зарегистрировали только двоих: это нынешний замглавы гордумы Александр Семакин и гендиректор «Кировского ССК» Александр Клец. Причем второго в настоящее время ТИК уже сняла с выборов через суд, так как кандидат не сообщил о своей судимости. Всем остальным в регистрации отказали. А лично для меня кандидатами-маркерами того, что это будут за выборы, были Валерий Туруло и Антон Долгих. Если бы они оба были зарегистрированы, это уже был бы показатель.

Показатель чего?
- Того, свободные ли это будут выборы, и каждый ли из тех, кто имеет опыт участия в избирательных кампаниях, кто знает, как подать документы в избирком, кто обладает опытом политической деятельности, может в них поучаствовать. Одним из оснований в отказе регистрации «РОТ Фронта» и их лидера Валерия Туруло стало то, что был, оказывается, неправильным субъект выдвижения списка. Они выдвинулись от областной партийной организации, а надо было от городской. И это выяснилось в самый последний момент. Хотя избирательная комиссия должна была заранее проинформировать, чтобы избирательное объединение могло собрать конференцию местного отделения, выдвинуть список и собрать подписи. 21 августа горизбирком снял с выборов список КПРФ из-за нарушений в документах, хотя до этого список коммунистов благополучно зарегистрировали. То есть вопросов к горизбиркому уже масса.

Но с другой стороны, не должны ли оппозиционные кандидаты сами более тщательно подходить к юридическим моментам и не допускать подобных проколов?
- В связи с тем, что избирательное законодательство ужесточено до невозможности, говорить о том, что ты всё учтёшь и всё заранее продумаешь, невозможно. Даже если наймёшь суперпрофессиональных юристов. Потому что избирательное законодательство в его нынешнем виде создавалось для того, чтобы кандидаты и партии заходили через «чёрный вход». То есть консультировались, согласовывали свои кандидатуры и так далее. Если кандидат идёт через «парадный вход» - самовыдвиженцем или от партии - то есть большая вероятность того, что он не будет зарегистрирован. Особенно если это непарламентская партия, которой ещё нужно собирать подписи избирателей.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»
Что тогда делать с подписями избирателей, на которых отсеивают многих кандидатов? Упрощать их сбор или вообще отменять?
- Конечно, процедуру сбора и проверки подписей надо упрощать. Вообще в идеале разные правила для парламентских и непарламентских партий должны быть убраны. Я бы предложил сделать так, чтобы подписи собирали все. Почему вообще возникают вопросы к этим подписям, что они недостоверные, недействительные и так далее? Потому что парламентские партии подписи не собирают. Никто не освобождён от ошибок, никто не освобождён от базы ФМС, из-за которой «зарубаются» не совпадающие с ней подписи. Если бы правила были едины для всех, тогда процедуру проверки подписей изменили бы сразу.
Второй момент - это возвращение избирательного залога, который активно работал в 90-е и даже в начале 2000-х. Тогда вместо подписей можно было внести некую посильную сумму, и если кандидат набирал на выборах 5% голосов, ему эти деньги возвращались. Это как раз и был способ отсева всяких кандидатов-спойлеров. И каждый кандидат выбирал своё, что ему легче: мобилизовать своих друзей на сбор подписей или внести избирательный залог. Сейчас для многих кандидатов это был бы реальный выход.

«Сейчас депутатство - это не общественный долг, а дополнительная обязанность»

За последние 20 лет система выборов в городскую думу Кирова сильно изменилась. В конце 90-х мы выбирали депутатов по двухмандатным округам. Потом округа стали одномандатные, а в 2012 году была введена смешанная система. В чём была логика этих изменений?
- Мы вынуждены были это сделать, потому что этого требовало федеральное законодательство. Но был и интерес местных элит в сохранении своих позиций. Когда у нас были двухмандатные округа и в гордуму, и в ОЗС, первым по округу проходил какой-нибудь заслуженный единоросс, с которым власти делились и своим авторитетом, и адмресурсом. Но вторым проходил тот, кто не имел административного ресурса, но имел потенциал. Если сейчас посмотреть по последним выборам, кто занимает вторые места в одномандатных округах, то увидим, что это коммунисты, эсеры, представители ЛДПР. То есть при этой системе была возможность проводить во власть новые лица и оппозиционных кандидатов. Но наши местные политические элиты просекли, что по двухмандатным округам проходит слишком много ненужных им людей. И Киров перешёл на систему одномандатных округов, хотя и она позволяла проходить в думу харизматичным независимым кандидатам, которые пользовались поддержкой населения. Сейчас мы видим одни и те же личности, которые «воюют» ещё с 90-х, а новых людей не появляется.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»
С 2012 года система выборов в гордуму стала смешанной, то есть половина городского парламента теперь избирается по партийным спискам. Кому это было выгодно?
- Это было выгодно партиям. Но что тогда творилось в одномандатных округах! Там был массовый отказ в регистрации кандидатов. Выдвигалось в округе по 11 - 12 человек, а регистрировали 4 - 5. Рубили на подписях или просто человеку объясняли, что у него всё неправильно в документах, и ему даже подписи уже не нужно было собирать. Тогда, в 2011 - 2012 годах, все эти технологии отказа только начинали обкатывать, давая понять, что выборы - это только для своих. И сегодня кандидаты в большинстве своём поняли, как нужно заходить и что нужно договариваться с теми, кто принимает решения, кто строит эту вертикаль. У многих вообще отбили всякое желание участвовать в выборах. У нас ведь разрушен не только институт выборов, разрушена судебная система. Поэтому обжаловать тот же отказ в регистрации ты можешь бесконечно, вплоть до Верховного суда и Страсбурга. Плюс постоянно ужесточающееся выборное законодательство, которое работает против независимых кандидатов.

Что именно ужесточилось?
- В 2013 году единый день голосования был перенесён на осень. В тот же период вернули выборы губернаторов, но с муниципальным фильтром, который фактически превратился в инструмент для отсеивания оппозиционных кандидатов. В 2015 - 2016 годах ввели так называемое «крепостное право» для наблюдателей: они теперь могут работать только на одном участке, причём предупреждать об этом ТИК за несколько дней, плюс на самих участках активность наблюдателей сильно ограничили.

С этого года выборы в гордуму проходят не по общегородским спискам, а по территориальным группам. Для чего это было сделано?
- Официально - для того, чтобы максимально учесть активность избирателей на местах. А неофициально - это очень удобно, когда до последнего момента непонятно, кто будет депутатом. Тогда у тех, кто видит картину целиком, есть время договориться с партиями, скорректировать списки. Раньше был единый список, и можно было бы хотя бы в пределах этого списка что-то прогнозировать. А теперь этот список может формироваться фактически в абсолютно произвольном порядке. Конечно, формально в список должны войти кандидаты, за чью территориальную группу проголосовало наибольшее количество избирателей. Но у нас бывали случаи на выборах в ОЗС, когда территориальные группы снимали свои кандидатуры одна за другой, и их мандаты уходили совсем другим группам.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»
Кто сейчас вообще идёт в муниципальные депутаты? Я знаю несколько примеров, когда гражданским активистам предлагали пойти в думу, но они отказывались, потому что не понимают, как им это может помочь в их общественной деятельности.
- Правильно. Когда действительно активные люди не готовы становиться депутатами, это говорит и о разрушении избирательной системы как таковой, и о деградации органов представительной власти. Независимость муниципалитетов сломали ещё в нулевые. С 2003 года в Кировской области проводилась реформа местного самоуправления, целью которой было изменить уставы городов таким образом, чтобы глава муниципалитета избирался не гражданами напрямую, а местными депутатами. Аргументы тогда были такие, что всякие неблагонадёжные личности подкупят избирателей и пройдут во власть. Они боялись денежных мешков.
Слободской по этому поводу долго воевал, Котельнич до сих пор воюет за то, чтобы выбирать главу муниципального образования самим гражданам. Там депутаты ещё имеют связь с населением, в других районах этого уже практически нет. Районы в большинстве своём дотируются из областного бюджета, поэтому их легко привели «к ноге» и вполне успешно встроили в региональную вертикаль власти.
К чему это привело? Сейчас депутатство воспринимается не как общественный долг, когда ты своими усилиями можешь сделать что-то полезное для города и для людей вокруг, а как дополнительная обязанность являться в определённое время и поднимать руку. Всё. Если реально влезать во все внутренние распри и погружаться в суть обсуждаемых вопросов, тебя это быстро вымотает. Поэтому многие депутаты ограничивают своё участие в работе думы минимальными телодвижениями.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»

«Сушить явку дальше некуда»

Раз уж заговорили о региональном уровне, насколько предстоящие выборы губернатора Кировской области, на Ваш взгляд, можно назвать конкурентными?
- Они могли бы быть конкурентными, но они таковыми, похоже, уже не будут. Потому что никто из зарегистрированных кандидатов не обошёлся без подписей муниципальных депутатов-единороссов. Когда придумывался муниципальный фильтр, числе прочего говорили, что мы тем самым будем провоцировать, сподвигать партии участвовать в местных выборах, даже самых небольших, чтобы у партий был запас депутатов в разных муниципальных образованиях для преодоления муниципального фильтра. И к чему это привело? Да ни к чему. У нас сейчас кризис партийной системы, из всех партий идёт отток людей, отток финансов. Граждане разочаровываются в политической жизни, уходят в семью, в быт. Поэтому партий как не было особо на селе, так больше и не стало. Зато теперь муниципальный фильтр превратился в удобный инструмент для отсеивания неугодных кандидатов.

Среди некоторых оппозиционных экспертов бытует мнение, что Игорь Васильев зарегистрировался последним, потому что он собрал все подписи муниципальных депутатов, а потом по указанию сверху ими пришлось делиться с кандидатами от КПРФ и ЛДПР.
- Не думаю, что это было так. Насколько я могу судить по своей экспертной работе и изучению практик в других регионах, зачастую это происходит таким образом. Есть несколько дней, когда собираются подписи одновременно основному административному кандидату и его «технику» - техническому кандидату. Чтобы перекрыть дорогу другим кандидатам, не надо собирать все подписи со всей области, достаточно собрать все подписи депутатов в 12 муниципальных думах в одном кусте. Потому что муниципальный фильтр, он такой: ты должен собрать определённое количество подписей в 34 муниципалитетах. Это один момент. А вот для чего административный кандидат приносит подписи последним? Такой случай был в Пермском крае: там один кандидат собрал необходимое количество подписей муниципалов, но его зарубили, потому что после него пришёл административный кандидат, и у него оказались подписи тех же депутатов, только они подписались за него раньше, чем за его конкурента. Таким образом подписи у кандидата, который «сдался» раньше, не были учтены и человека не зарегистрировали. Получается, что административный кандидат, сдавая подписи позднее, может спровоцировать отказ в регистрации другим кандидатам.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»
А то, что «Справедливая Россия» отказалась от участия в губернаторских выборах, мотивируя это тем, что это бесполезно, - это слабость партии или некая честная позиция?
- Из парламентских партий «Справедливая Россия» стала первой жертвой партийного кризиса. У них давно это закладывалось, избиратель от них отворачивался, в том числе это было связано с ошибками самой партии, посткрымский консенсус и всё такое. В Кировской области своя специфика, но она укладывается в общий тренд ухудшения результатов эсеров по всей России. Я ожидал, что от них не будет кандидатов. Было ощущение, что Доронин не пойдёт. Сураев, видимо, не настолько свой, чтобы в Москве его поддержали. У них сейчас нет ни своего сильного кандидата, который был бы в доску свой, ни финансового ресурса для выборов губернатора.

Звучат прогнозы, что Кремль дал указание «сушить явку» на губернаторских выборах, чтобы не было второго тура. Серьёзно, ещё есть куда сушить?
- Сушить больше некуда, на самом деле. Я не думаю, что явка по Кирову будет более 30%. Если меньше будет, я не удивлюсь. В прошлом году на выборах в Госдуму явка была по области 40%, по Кирову - 30%. А сейчас не будет и федеральной повестки, которая обычно ведёт многих на выборы. Местные выборы вообще всегда вызывают меньше интереса у людей, чем федеральные. У нас избиратели видят, что они избрали депутата, а он ничего не в состоянии сделать. Потому что у него и так куча работы, а его ещё заставляют бегать в думу и совершать никому не нужный ритуал. Да и второго тура не будет. Сейчас какую-то активную агитационную кампанию ведут только два кандидата: Игорь Васильев и Сергей Мамаев. Если бы активных кандидатов было больше, тогда ещё можно было бы рассчитывать на второй тур. А так вряд ли.

В конце прошлого года областной избирком по приглашению Игоря Васильева возглавил бывший начальник регионального УФСБ Алексей Круглов. Как это может повлиять на исход выборов?
- Ну... В одном из интервью вскоре после своего нового назначения Алексей Евгеньевич буквально заявил, что ему «очень приятно работать в одной команде с таким человеком, как Игорь Васильев». Подобная публичная позиция главы облизбиркома о «вхождении в состав команды» одного из кандидатов в губернаторы вызывает недоумение и сомнения в независимости и самостоятельности избирательной комиссии. А буквально на днях Центральная избирательная комиссия признала незаконным решение облизбиркома по поводу изъятия тиража агитационной газеты коммунистов «Искра», в которой были напечатаны карикатуры на чиновников областного правительства. Так что выводы можете сделать сами.
Денис Шадрин: «Нынешняя избирательная система - это выбор кота в мешке»
Как у «Голоса» складываются отношения с новым составом облизбиркома?
- Мы пока никак не контактируем. Надеюсь, мы хотя бы просто не будем мешать друг другу работать. Потому что вряд ли на этих выборах на избирательных участках может случиться что-то сверхъестественное. Кировская область никогда не отличалась массовыми вбросами и каруселями. У нас немного другая правовая культура в этом отношении. Вряд ли будет и откровенный подкуп избирателей. Во-первых, избирательная кампания теперь выпадает на лето, агитацию увидит только «избранный» избиратель, который почему-то никуда не уехал, даже на дачу. А заряженный адмресурсом избиратель придёт и так. Во-вторых, лишних кандидатов уже отсеяли. Конкуренция сейчас может возникнуть только по некоторым одномандатным округам на муниципальных выборах. Если где-нибудь оппозиционный кандидат начнёт набирать слишком много голосов, тогда может быть понадобится усиленное наблюдение. А так, особых эксцессов мы не ожидаем.

Оригинал
Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Комментарии отсутствуют
Пожалуйста ответьте на вопрос, который Вы видите на картинке.