Гражданский активист Оксана Савельева: Не хочу, чтобы на месте Белой Холуницы остался лишь памятник

24.02.16
7х7
Межрегиональный интернет-журнал "7x7" новости, мнения, блоги
Гражданский активист Оксана Савельева: Не хочу, чтобы на месте Белой Холуницы остался лишь памятник
Оксана Савельева
Фото Екатерины Веремьевой

Главный способ изменить жизнь поселка с тяжелыми инфраструктурными проблемами — помочь поверить его жителям в свои силы, убеждена гражданский активист, администратор неформального сайта «Белая Холуница» Кировской области Оксана Савельева. Несмотря на большие финансовые трудности, жители Белохолуницкого района за прошлый год реализовали более 30 общественных инициатив: от акций по изготовлению украшений из вторичного материала до восстановления храмов. Корреспондент «7x7» узнал у Оксаны Савельевой, как и какие гражданские инициативы появляются в малом населенном пункте.  

В Белой Холунице проживает около 11 тысяч человек, с каждым годом население уменьшается. Несмотря на это, культурная жизнь района развивается. Особенно активны жители в отдаленных деревнях и поселках, где проживает несколько сотен человек. Популярность получили экологические инициативы, акции по благоустройству, связанные с уборкой территорий, добровольческие концерты или конкурсы, религиозные и благотворительные проекты.

— Насколько в Белой Холунице активны жители?

— Гражданское общество в нашем районе — это преимущественно инициативные группы (иногда совсем небольшие) и даже частные лица, которые в одиночку делают что-либо полезное и приятное для людей, зачастую вовсе им не знакомых. Думаю, только по городу численность таких групп и одиночек — более ста человек. Плюс сельские поселения: в каждом населенном пункте свой актив. Надо понимать, что общественная активность — это не то, на что погнала администрация из-под палки, например, на массовый субботник в рабочий день. Это то, что делается по доброй воле, не в рабочее время и собственными ресурсами, просто потому, что хочется это сделать.

Наши инициативы пока, к счастью, не требуют выходов на площадь, протестной активности.  Бросить вызов нужно лишь своей неуверенности, а может быть, лени или неприятию того, что «ой, у богатых праздник, а у нас нет денег, дорог, значит, и у нас не будет радости». Все равно, во-первых, праздник можно себе позволить, во-вторых, вне какого-то события создать себе такое настроение, чтоб им ударить по разрухе, по бездорожью, пусть даже и локально. Нужно такое настроение, чтобы не раскисать и настроиться на перемены, а не молча идти на дно.

Конечно, не всех устраивает, что у нас проявляется прежде всего культурная активность, тогда как глубокие преобразования нужны в инфраструктуре. Ворчат скептики: мол, и что это люди поют да пляшут, организуют гулянья да ярмарки, когда надо пахать?
Вроде и есть доля смысла в этом, но эту прикладную активность со счетов сбрасывать нельзя, она дает силы и на конструктив. Сегодня активисты объединяются для добровольческого концерта или творческого конкурса, а завтра те же люди выйдут приводить в порядок памятник, общественную территорию — преобразовывать хаос в красоту.

Часто в селах, поселках и деревнях социальную ответственность проявляют предприниматели — помогают решить вопросы коммунальные, поддерживают культурные мероприятия и акции по благоустройству, социальной поддержке.

— А где, по-вашему, более открытое к переменам, инициативное население: в городе или в селе?

— Возможно, в Кирове наберется 1% активных, а что касается сельских поселений — процент будет побольше: когда в малом населенном пункте живет всего 300–500 человек, там не посачкуешь. А вот в городе, где 12 тысяч населения, уже можно скрыться, особенно в многоэтажке. Не исключаю, что неактивность части этих скрывающихся — лишь следствие того, что к ним не подобрали пока ключа, у них не возникло мотива к действиям. Но некоторые принципиально живут для себя и, видимо, не проявят альтруистских наклонностей ни при каких обстоятельствах. Природа у них такая. Пытаться изменять ее — не бесполезно ли?

У нас где-то же просто стихийно люди объединились, если есть цель.

Скажем, в старинном селе Сырьяны треть села выходит на субботники, наводят порядок вокруг церкви! Это хороший знак: раз о своей старине заботятся, значит, не готовы забыть малую родину и уехать туда, где легче.

Я даже не могу представить, чтобы около 100 человек, объединенных не одной организацией, предприятием или учебным заведением, вышли на какую-то акцию в городе! Добровольческие мероприятия в райцентре объединяют 50, максимум — 70 человек или чуть больше (как было в августовский субботник на кладбище, инициированный Белохолуницким отделением «Боевого братства»).  

— В чем проявляется общественная активность горожан?

— К концу прошлого года в нашем районе  было реализовано не менее 30 общественных инициатив. Некоторые из них разовые, некоторые носят постоянный характер. Намеренно говорю «не менее 30», потому что далеко не все активисты публичны и сообщают: «Я сделал вот это!». О некоторых добрых делах, даже работая в редакции (что вроде бы предполагает возможность быть хорошо информированной), узнаешь случайно: беседуешь с кем-нибудь совсем о другом, а человек и «проговорится» об интересном факте.   

В первую очередь реализуются благотворительные и творческие проекты, инициативы в сфере благоустройства. Например, четвертый год у нас проходит конкурс-акция по изготовлению новогодних украшений для главной городской елки из вторичного материала «Чисто Новый год!». К этому можно по-разному относиться, но у нас это получается. Эти акции несут не настолько глобальную нагрузку и смысл для гражданского общества, эта капля, которая камень точит. Это нужно, чтобы люди почувствовали, что есть вещи, которые решаются не деньгами.  

Больше всего активистов среди людей пенсионного возраста. Люди старой закалки обладают огромным жизненным опытом, реализуют себя по-разному. Они даже в спортивном плане активны: и ветеранский физкультурно-оздоровительный клуб действует, и в частном порядке скандинавской ходьбой занимаются повсеместно. Уже два года (нынче будет третий) в районе проводятся спортивно-культурные фестивали для ветеранов. Это, пожалуй, наша фишка — ничего сверхъестественного и людям это нравится. В такую деятельность включились и сельские поселения.

Помогает то, что среди любителей физкультуры и спорта есть энтузиасты. Например, благодаря Александру Шуплецову вокруг муниципального спортивно-культурного комплекса «Здоровье» расположились самодельные спортивные тренажеры, на которые не израсходовано ни копейки бюджетных или личных средств активистов, все создано только за счет умелых рук физкультурника-энтузиаста и его глубоких знаний.

Большинство проектов, как и упомянутый выше, у нас, по сути, «междисциплинарные» — например, на стыке физкультурно-оздоровительной деятельности и благоустройства. Или благоустройства и экологии, культуры, воспитания подрастающего поколения.

У нас есть уникальная — пожалуй, на всю область горка: длина спуска порядка 100 метров. Каждую зиму ее в одиночку обустраивает пенсионер Василий Зырянов.

Формирует на склоне желоб для спуска, заливает льдом, следит за состоянием горки, чтобы каждый с улицы мог покататься. Это дело, требующее немалых физических усилий, очень пожилой уже человек выбрал своей миссией по доброй воле. На горку приезжают покататься даже из других районов города. Помощников и преемников у заботливого дедушки-энтузиаста, по сути, нет... Зато в новом сезоне появились последователи.

Много православных проектов. Открылся и освящен новый храм Воскресения Христова. Два года подряд там проводили конкурс детского прикладного творчества «Пасхальная радость» — уже известно, что грядет и третий. С сентября прошлого года там открылись воскресные школы для взрослых и детей. При храме работает библиотека, в конце декабря открылся казачий клуб, где мальчишек учат основам рукопашного боя. Для взрослых проводятся православные чтения, собирающие немалую по нашим меркам аудиторию. Строится новый храмовый комплекс в деревне Быданово, восстанавливаются храмы в селах Сырьяны и Троица, в поселке Климковка при восстанавливающейся церкви проходят даже конкурсы для православных фотографов, художников и мастеров декоративно-прикладного творчества.  

— Есть ли у вас в районе примеры поселков, в которых уровень гражданской активности наиболее высокий?

— В том году однозначно блеснул поселок Подрезчиха. Там случился информационный бум, и не на пустом месте! Очень многие оттуда пишут — из школы искусств, общеобразовательной, из библиотеки, Дома культуры, появились просто активные жители, сообщающие о местных событиях. Сейчас наибольшее количество читательской почты в редакцию, пожалуй, идет оттуда. В марте 2015-го в поселке открыли мемориальную доску в память погибшего в Чечне Вячеслава Рычкова, средства на которую набрали за какое-то фантастически короткое время — едва ли не за неделю!

Поселок три раза выигрывал ППМИ [конкурс по поддержке проектов местных инициатив], там, в принципе, позитивная обстановка, хотя считалось, что он депрессивный.

Но сейчас нет там никакой депрессии, и я не знаю, чья это заслуга. Наверно,  просто стечение обстоятельств, что там действует столько неравнодушных людей, творческих, привыкших делать, а не жаловаться. В том числе сам глава поселения, роль личности которого непременно стоит отметить.

— С чем, думаете, связана такая активность?

— На характер общественной активности влияют история населенного пункта, его аура, экономика. Скажем, где-то долгое время работали поселениеобразующие предприятия, выполнявшие множество социальных функций. Когда такое предприятие прекращает существование, остается пустота, далеко не сразу и не всегда заполняемая чем-либо и кем-либо. И в Подрезчихе, и в Дубровке были расформированы леспромхозы, но обстановка в поселках разная: о Дубровке не раз говорили, что «леспромхоз людей избаловал» и «лишил общественной активности». Но даже в таких обстоятельствах она не на нуле, просто по-другому проявляется.

— Какой главный успех общественности вы бы отметили за 2015 год?

— Думаю, это все-таки «прорыв» на белохолуницкой Аллее Памяти, на которой за 2015 год произошла масса полезных и радующих подвижек. Наши ветераны показали себя на высоте, это их настойчивость привела к таким результатам. Хотя лично я рада еще и тому, что в городе и районе появляются новые инициативные группы, реализующие свои локальные задачи на местах. Скажем, группа, условно названная «Левый берег», наверняка почувствовала свою силу, сдвинув с места годами назревавшую ситуацию с заброшенным коллектором и засоренным участком берега в очень привлекательном, по сути, месте. Там остался серьезный объем работы на следующий год, но перемены 2015-го достойны упоминания. Думаю, у всех участников процесса этой уборки есть право собой гордиться (правда, им почти никто не воспользуется: люди у нас скромные и целеустремленные).

— Кто сейчас остается жить на своей малой родине?

— Преимущественно те, кому все равно, что станет с его здоровьем, досугом, образованием — кому хватает магазинов алкогольной продукции, чтобы организовать свой досуг. А магазины у нас, к слову, новые и новые открываются. Чего о прочих заведениях не скажешь. Понятно, что от этих неуехавших в общественных процессах толку мало.

Вторая группа тех, кто останется — «немножко сумасшедшие», привязанные к малой родине эмоционально и при этом сумевшие найти способ себя на ней прокормить. Неважно, какой: то ли родители по знакомству устроили, то ли этот молодой человек будет сидеть на родительской шее, то ли он большой умелец и умеет честно и добросовестно делать то, что здесь, на малой родине, востребовано: то ли строить, то ли ремонтировать разное «железо» от мобильных телефонов до автомобилей, то ли лечить-учить-развлекать, при этом найдя баланс между своими запросами и платежеспособностью населения.

— Можно ли их включить в общественные процессы?

— Надо понимать, что и такие оставшиеся — это обычно не участники общественной жизни. Или очень редко участники. Они свою социальную роль с лихвой выполняют в процессе работы. И от них уже нельзя требовать большего.

Если образованный порядочный человек остался в своей родной глубинке и успевает не только работать, но еще и проявлять общественную активность — это уже практически чудо! Значит, у него есть на это, во-первых, желание, во-вторых, — время (не идти на подработку очередную, а бесплатно ради общественных нужд свое время отдать), в-третьих, некий опыт, умения, знания, позволяющие что-то полезное делать.

Наталья Вольная, «7x7»

Оригинал

Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Комментарии отсутствуют
Пожалуйста ответьте на вопрос, который Вы видите на картинке.